Еле Живой Журнал

иногда я тут пишу

Previous Entry Share Next Entry
О Пустых Холмах, их рельефе, погодных условиях, обитателях, концертных программах и т.д. и т.п.
reon

Первая часть маршрута протекала в комфорте, благодаря красной Мазде и любезности брата Гриши, которые вместе доставили меня и старого товарища по Крымским и Уральским путешествиям Тимофея до ст. м. Аннино, самой южной станции московского метро в пределах МКАД (а следующая станция, Б-р Дм. Донского, уже за МКАДом). Отсутствие пробок, ловкость вождения и скорость, значительно превышающая 100 км/ч, позволили нам достичь точки отправления в Холмы ранее назначенных 10 ч, хотя времени и было впритык.

Однако спешка была напрасной, посадка в автобусы шла очень вялотекуще. Лишь в 11 часов наш потрепанный, но вполне комфортный междугородный автобус тронулся с места и отправился по прямому, как стрела, и широкому, как натянутая тетива лука, Симферопольскому шоссе. До г. Симферополь, он, правда, ехать не стал, а ограничился долгим петлянием по узким осветофоренным улицам древнего русского г. Серпухова, расположенного на южных рубежах Московской обл. Далее дорога следовала вовсе не в Тульскую, как я предполагал, а в Калужскую обл. (регион 40), миновала объездом другой старинный русский город Тарусу и, наконец, привела нас в совсем дикое место в чистом поле, где, если бы не толпа вывалившихся из автобусов личностей, невозможно было бы догадаться о наличии поблизости фестиваля.

Далее наш путь пролегал уже не на автобусе, а пешком. Идти было надо немного, максимум 2 км, а скорее всего их не было, а было только 1,5. Спустившись с одного из, по-видимому, тех самых Пустых холмов, мы оказались в долине реки Таруски, делавшей в данном месте крутой поворот, или, по-геоморфологически - меандр. Через реку были проложены два моста, соединяющие левый автодорожный берег (где находилась автостоянка, одна из сцен,административный лагерь, вода, еда, и алкогольный напитки) и правый(где находилась другая сцена и огромный многогектарный палаточный городок, заполнивший собой все находящиеся поблизости поля, рощи, кусты, лесные опушки, березняки, ельники и прочие ландшафтные разновидности). Легко было ознакомиться со всем спектром выпускаемых промышленностью палаток, от стареньких брезентушек до огромных многовходовых и многокомнатных. Кроме того, отдельными личностями достижения турпомышленности не были признаны, и они возвели монументальные индейские вигвамы, из которых вполне по-индейски курился дымок. Всюду бродили разнообразные молодые и олдовые хиппи, панки, растаманы, толкиенисты, нудисты, музыканты, просто студенты и даже один почти настоящий индеец, одетый во все индейское.

Обойдя территорию лагеря, мы забили себе уютный уголок на опушке леса и разбили свой маленький, но гордый бивак. Территория была застолблена с помощью моей оранжевой палатки (привет Ющенко :) и тента цвета морской волны (привет волнам). Как позже выяснилось, установка тента была исключительно грамотным действием, тк осадки, льющиеся с небес, были велики и интенсивны.

Среди оупен-эйрной публики было замечено множество знакомых, с которыми мы то и дело встречались и общались. Они начали попадаться еще в Москве, на посадке в автобусы. Особенное внимание нас с Тимофеем привлекали знакомые по геофаку, с коими мы давно не видались. Одна из наших геофаковских сокурсниц, девушка по имени Оля, оказалась не просто рядовым зрителем, а ни много ни мало концертным директором российско-африканской группы Кимбата. Оля умудрилась приехать на Холмы без какого-либо продпайка, понадеявшись на корм от организаторов, поэтому ужасно обрадовалась, когда, будучи у нас в гостях, мы ее накормили и напоили разными припасенными вкусностями.

Снабжение фестиваля заключалось в большой бочке с водой, вкусных шашлыках, которые были опробованы мною дважды (а Тима мясо игнорировал), харчевней (однако, не настолько богатой, как это обещалось организаторами на сайте), продажей вина, портвейна и пива (почему-то сорта Букет ЧУВАШИИ. Сей букет я пил в первый и третий день, а на второй день была припасена маленькая бутылка коньячку). Еще прямо на месте можно было заплести африканскую косичку, купить какую-нибудь безделушку, оригинальную майку, кассеты и диски исполнителей и немного книжек. Так как читать было нечего, я приобрел занимательную книжку "Автостопом по Афганистану", откуда почерпнул много сведений об этой замечательной стране, диаметрально отличающихся от сообщений средств массовой информации.

Закончив организацию стоянки (тем более, что как раз шел 6-й день творения), мы вспомнили о главной цели путешествия - посещении концертных площадок и прослушивании всего разнообразия музыкальных исполнителей.
И действительно, на сценах уже вовсю кипела жизнь, музыканты отчаянно наяривали в барабаны, литавры, электрогитары, флейты, синтезаторы, тихие прежде калужские леса оглушались звуками из колонок и мониторов, звукорежиссеры и светотехники колдовали над своей загадочной аппаратурой, деловито шумел дизель-генератор, он же осветительный подъемный кран, вдыхающий электрическую жизнь во все действо.

1-й день, конечно же, больше всего запомнился самой прославленной хип-роковой группой Умка и Броневичок. Умкин голос был превосходно слышен по всей площадке даже без микрофона, и публика в восторге слушала как суперхиты Станция Пиздец, Ход кротом и Хочется всего, так и материал с совершенно нового альбома, выходящего, кстати, как раз сегодня.
Еще в этот день выступала чисто фолковая группа Кода. И хотя я пропустил ее выступление, с ее творчеством мы познакомились лучше всех, т.к. их лагерь располагался в 10 метрах от нашей палатки, и все три дня они играли прямо на месте. А Тиме Кода настолько понравилась, что он познакомился с одним из музыкантов и приобрел их диск.
Ночью следовало, конечно, посетить вытсупление группы Кимбата, про которую мы были наслушаны от ее директора в течение дня. Но тк стремительно тянуло ко сну, было решено вернуться в палатку, где после долгих ворочаний на каких-то непонятных буграх местности удалось все-таки уснуть, слушая раздававшийся вдали бой тамтамов и прочих бубнов.

Следующий фестивальный день запомнился особенно разнообразной программой. Сготовив на газу изрядную порцию макарон, мы решили отправиться на близлежащую открытую местность и сбавить жирок, погоняв в бадминтон. Игра продолжалась до наступления скоропостижной смерти волана. Далее, поскольку солнце уже было близко к зениту и жарило немилосердно, я предложил пойти купаться. Тима идею не одобрил, но согласился прогуляться. Маршрут, как у всех нормальных людей, меня почему-то не устраивал, и я решил пойти, как всякий нормальный геолог, в обход, вернее не в обход, а напрямую по кратчайшей. Правда, кратчайшая вскоре превратилась в длиннейшую, т.к. путь к реке постоянно преграждали густые заросли крапивы, какие-то овраги, буераки и прочие дебри. Будучи сто раз проклят Тимой за столько экстравагантный маршрут, мы выбрались к реке Таруске. Здесь нас ждало глубокое, а точнее, мелкое разочарование - до дна было всего лишь около 20 см, и реку можно было спокойно ее пересекать в любом направлении вброд, лишь слегка закатав брюки.

После изрядной продолжительности прогулок по воде в сочетании с ловлей в объектив гигантских ультрамариновых стрекоз мы выбрались на противоположный незалесенный берег и вскоре достигли места возле моста, где и купались все нормальные люди, поскольку вода здесь достигала аж уровня "выше пояса". Вдоволь нанырявшись в хорошо прогревшейся мутноватой водичке я, довольный, вылез на берег, вытерся и оделся. Но буквально через 50 метров мы с Тимой столкнулись с форс-мажорным препятствием - один из двух пустохолминских мостов, по которому мы и попали в эту чудную страну, был напрочь сломан; его начало было теперь оказалось в двух метрах от берега реки.

Я лишь обрадовался очередному поводу искупаться, а вот Тима, категорически отказывающийся лезть в воду, был в шоке. Кроме того, мы еще были слабо осведомлены о географии окрестностей и даже не сообразили, что можно обойти излучину по суше и воспользоваться вторым мостом. Поэтому было принято решение - использовать меня в качестве паромной переправы. Взгромоздив 80 кг живого веса себе на плечи, я потащил Тиму на остатки сломанного моста. Ему так и не удалось свалиться в воду, несмотря на угрожающую качку, однако сухим он вышел из воды только лишь выше пояса... Под мои злорадные ухмылки, что его удалось-таки немножко искупать, мы вернулись к палатке, слегка обсохли, а затем снова вернулись к концертным площадкам.

На этот раз наибольшее впечатление на нас оказала отличная фанк-группа из дружественной Украины ".. И друг мой грузовик". Грузовик не то что зажег аудиторию, он довел ее до точки кипения, плавления и парообразования. В отличие от большинства фолк-групп с их размеренной флейтой, под агрессивный фанк можно было оттанцевать со всей возможной придурью, что мы, обрадованные, и делали в течение целого часа.

Следует также отметить выступление группы Рада и Терновник, слушаемой мной прежде на разных московских концертах. Красивый и мелодичный голос солистки Рады выводил разные дивные этнические песни во всех возможных октавах. А еще Рада знаменита тем, что живет в Строгино.

С наступлением сумерек во второй раз, словно для того, чтобы мы ее ну никак не упустили, на сцену поднялась группа Кимбата и наполнила пространство звуками регги, ска, румбы и других загадочный африканских стилей, исполняемых на не менее загадочных африканских языках - что и неудивительно, ведь двое основателей группы - настоящие конголезцы и играют настоящую музыку из самого сердца Африки. Впрочем, большая часть состава группы - все-таки русские. Однако, тамтамные мелодии Кимбаты отличаются некоторым единообразием; это позволило мне предположить, что для их адекватного восприятия требуется дополнительный внутренний стимулятор энергетики aka Трава. Косвенно это подтверждалось и тем фактом, что сами музыканты на своей стоянке не выпускали изо рта трубок, откуда исходил далеко не табачный дым.

Концерт Кимбаты, надо заметить, прошел в обстановке сильнейшего проливного дождя. Мы с Тимой заблаговременно спрятались на краю сцены, откуда и слушали концерт; танцевальный же партер отчаянно мок, но не желал прятаться в тепло и сушь палаток.

Третий, заключительный, день фестиваля был проведен почти так же, как и второй. Снова наигрались в бадминтон (Причем я проиграл Тиме диск группы Кода), снова я накупался в речке-вонючке (но Тиму на этот раз уже не макал, тк специально для него была подыскана сухопутная дорога).

Согласно расписанию, в 5 ч нас должен был ждать автобусу, предусмотренный Организаторами. И хотя мы заранее достигли точки его отправления, посадка была делом медленным и нелегким. Несколько автобусов отъехали, так и не поместив нас в свое чрево. Но вот каким-то чудом нам удалось занять последние два места в автобусе, хотя вернее их был назвать не последними, а первыми, т.к. Тима оказался на первом ряду, а я - вообще на VIP месте экскурсовода-штурмана, и всю дорогу имел превосходный обзор. Кстати, на штурманском месте автобуса я не ездил в течение 16 лет, т.е. с 1989 г.

  • 1
станция мир была?

Была, но совершенно не запомнилась.

знач у нас совсем разные вкусы :)

ххы :) а я умку терпеть не могу, живьем.

Re: знач у нас совсем разные вкусы :)

вкусы они на то и вкусы, чтобы различаться! :)

Штурманское место - самое любимое :)
А что не предупредил-то?!?!?

а ты тоже что ли там был?

Нет, но мог бы :)

это то, что я тебе говорила :))) кто-то даже и не знал... а узнал бы от тебя - обязательно бы поехал!

:)))
а я в ботаническом саду насмотрелась роз и нанюхалась их же!

а зато я был на дикой природе, неокультуренной )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account